Ольга Шевченко: "Когда мы сохраняем команду, мы сохраняем и компанию"

Война в Украине стала испытанием для общества и бизнеса. О потере контроля над магазинами на оккупированных территориях, помощи персоналу рабочими местами и жильем, о социальных проектах на миллионы гривен в новом интервью рассказала исполнительный директор EVA Ольга Шевченко.

Сегодня из-за боевых действий в Украине из 1100 магазинов EVA не работает 179. Но еще весной закрытых торговых объектов было 200. Компания очень быстро возобновила работу на освобожденных от оккупантов территориях, смогла полностью выровнять логистику, а сейчас активно развивает свой интернет-магазин. Исполнительный директор сети магазинов EVA Ольга Шевченко рассказала о том, как местные дистрибьюторы помогли сети удовлетворить спрос клиентов, и почему из двух магазинов в Марганце пришлось сделать один.

Как объясняет СЕО компании, за последние полгода пришлось не только налаживать все торговые процессы в кризисной ситуации, но особенно заботиться о команде и отвечать на многочисленные запросы о помощи. Но эти вызовы только укрепили EVA.

"Мы не верили в войну, но готовились к ней"

Торговые сети Украины оценили собственный ущерб в 50,7 млрд грн. Как сеть EVA оценивает собственные потери из-за войны?

На сегодняшний день наши убытки по товару составляют 300 млн грн, еще около 60 млн грн — это потери по оборудованию, технике и материалам. Это то, что окончательно подтверждено на сегодняшний день.

Мы понимаем, что товар, который находится в магазинах на оккупированной территории, скорее всего, уже потерян. Такое мы уже увидели в освобожденных регионах — там товар был либо поврежден, либо просто украден.

EVA широко представлена по всей Украине, включая прифронтовые регионы, такие как Харьков. Как удалось организовать работу в условиях постоянных боевых действий? Что изменилось в работе магазинов?

В каких-то регионах мы не возобновляли работу там, где до сих пор очень сложная ситуация. В то же время мы открываем наши магазины в городах, где они долго не работали. В первую очередь, это северные регионы Украины — Сумская, Черниговская, Житомирская области. У нас было очень много магазинов под Киевом — Ирпень, Буча, Дымер, Иванков, Макаров, Бородянка. За время оккупации они были почти уничтожены, но после освобождения населенных пунктов мы уже все их восстановили, так что сейчас они полноценно работают.

Хочу отметить, что компания готовилась к войне, хотя мы не верили, что она начнется. Мы заранее сделали запасы горючего, что нам пригодилось. Это позволило персоналу как можно быстрее уехать из мест боевых действий. Мы подготовили материалы, чтобы закрыть фасады магазинов и сразу это сделали после полномасштабного вторжения. Еще в начале февраля разослали инструкции работникам, как себя вести. Подготовили два бомбоубежища в распределительных центрах в Броварах и Львове, что нам потом очень помогло. В Харькове и Николаеве мы настаиваем на том, чтобы все наши работники максимально заботились о своей безопасности, чтобы реагировали на воздушную тревогу, закрывали магазины и шли в ближайшее укрытие.

Компания очень внимательно анализирует, где можно возобновить работу, а где еще опасно. Но мы понимаем, что нашим клиентам нужны работающие магазины, потому стараемся балансировать.

Вы каждый день решаете: "Эту команду можем выпустить, а этим работникам лучше посидеть дома"?

Где-то раз в неделю или две мы решаем, где можно возобновить работу. А когда магазин запустился, он обычно уже продолжает работать, просто реагирует на воздушные тревоги. И мы открываем магазин только тогда, когда есть несколько работников, которые готовы работать. К примеру, у нас есть два магазина в Марганце. Некоторые люди не могут ходить на работу, но другие говорят, что хотят работать. Поэтому мы из двух магазинов собрали одну команду, так что один магазин работает, а другой нет. Наши люди из зон боевых действий могут релоцироваться в магазины в других регионах. Где это возможно, мы обеспечиваем их рабочими местами и жильем.

"В Киеве и Днепре открываем новые магазины"

В апреле в интервью вы говорили, что из 1100 магазинов EVA не работало 200. Какая ситуация сейчас?

В настоящее время не работает 179 магазинов. Большинство из них находятся на оккупированной территории. На подконтрольной территории у нас не работают 12 магазинов в Харькове. Еще есть неработающие магазины в Бахмуте, Краматорске, но это уже зона боевых действий. В Николаеве мы на неделю эвакуировали наши магазины, но сейчас возобновили их работу.

Есть регионы, где вы, напротив, открываете новые магазины?

Это локации, согласованные еще до полномасштабного вторжения. Пришлось их поставить на паузу, но сейчас все же открываем в Днепре, Киеве и на Западе Украины. Сегодня одиннадцать новых магазинов уже работают, другие еще в процессе.

В том же интервью вы сказали, что 30% магазинов были отрезаны от логистики. Ситуацию удалось выровнять полностью?

Сейчас нет проблем с логистикой. Полноценно работают наши распределительные центры в Львове, Броварах и Днепре. Еще не полностью возобновилась работа распределительного центра Харькова, но свой регион он обеспечивает товарами.

Раньше у вас была широкая система материальной и нематериальной поддержки персонала. Даже отправляли работников в отпуск в Египет и Турцию в качестве поощрения. Что осталось сейчас, учитывая обстоятельства?

Действительно, мы много лет отправляли наших работников в отпуск в разные места. В этом году не реализовывали эту программу по понятным причинам. Хочу отметить, что всю зарплату персонала в магазинах мы оставили прежней, не сокращали ее. С сентября возобновляем денежную мотивацию за выполнение плана.

"На волонтерские запросы отдали товар на 5 млн грн"

Многие компании поддерживают ВСУ или какие-либо волонтерские проекты. EVA вместе с VARUS в начале вторжения тоже передали 5 млн грн в фонд "Повернись живим". Вы продолжаете их поддерживать или, возможно, у вас есть другие проекты, о которых можете рассказать?

Да, мы продолжаем поддерживать фонд "Повернись живим". Наши клиенты могут донейтить деньги от 1 грн на кассах во время покупок. Эти средства мы передаем ежемесячно, и на сегодняшний день общая сумма достигла уже более 7 млн грн Еще 26 февраля мы создали оперативный штаб, потому что начали получать многочисленные запросы о помощи.

Кто к вам обращался?

Это были роддома, детские дома, шелтеры. Обращались просто люди, которые прятались в метро, в подвалах. Нам даже пришлось арендовать бронированный автомобиль, чтобы отвезти партию подгузников в родильное отделение в Харьков. Но большинство запросов, конечно, были связаны с ВСУ.

Однажды к нам обратился волонтерский фонд, им отдали целый конвейер для того, чтобы они могли фасовать благотворительную помощь. Кто знает, это очень тяжелая работа, особенно при дефиците волонтеров, поэтому это значительно упростило им жизнь.

Всего за это время мы удовлетворили более 360 запросов на помощь и отдали товар на общую сумму около 5 млн грн. Организовать такой процесс, на самом деле, очень сложно, потому что к нам обращались люди со всей Украины. Оперативный штаб работает до сих пор, и все процессы полностью отлажены. Самих обращений стало поменьше, и они изменились. К примеру, сейчас кроме прочего, нам посылают запросы на гигиенические товары для раненых военных, которые находятся в больницах.


В нашем центральном офисе есть ресторанчик для сотрудников, где мы до войны оборудовали новую кухню. Однако с первых дней полномасштабного вторжения мы решили готовить полноценные комплексные обеды для раненых, находящихся в Днепропетровской областной клинической больнице им. И.И. Мечникова (г. Днепр). Каждый день включая выходные отвозим туда от 120 до 150 порций.

Наверняка ваши работники тоже воюют на фронте. Как вы им помогали?

В рядах ВСУ сегодня находится более 300 сотрудников EVA. Мы сразу снабдили тех, кто в этом нуждался, бронежилетами немецкого производства. Затем купили еще 200 сертифицированных бронежилетов, которые отдали зенитной ракетной бригаде воздушного командования "Схід".


Как-то запросили дроны, и мы отдали свои, потому что у нас еще до войны были беспилотники, чтобы осматривать локации для компании. Потом купили еще дополнительные дроны для армии.

Из крупных проектов могу вспомнить программу нашего собственника [Руслана Шостака] — "Дитинство без війни", благодаря которой почти 1,5 тыс. детей-сирот, а также более 500 их опекунов или сопровождающих были перевезены в Турцию в безопасные условия. Это самый централизованный проект эвакуации детей из Украины во время войны. Мы и сами помогаем этому проекту, и наши покупатели также донейтят деньги для них.

Что украинцы покупают во время войны

Интернет-магазин EVA всегда пользовался популярностью клиентов. Как изменился онлайн-спрос, заказы, какие группы товаров стали более интересными, и как развивается онлайн-магазин?

В марте мы без преувеличения были одним из немногих интернет-магазинов, которые продолжали работать. Большинство операторов этого рынка просто не смогли наладить свою работу в те дни, остались буквально единицы. Наш склад в Броварах прекратил работу, весь товар мы перевезли во Львов, где склад продолжал работать.

В первый-второй месяц войны у нас было около 60% от довоенного количества заказов. Сейчас интернет-магазин быстро возобновляет работу, и мы уже вышли на 85% от прошлогодних заказов. А в денежном эквиваленте сегодня мы продаем даже больше: это уже 110–115% от показателей 2021 года.

Если говорить о структуре заказов, то в начале вторжения спрос в категории "Красота", так называемом beauty-сегменте, почти полностью исчез, но это был короткий период — примерно 1,5 месяца. Тогда больше покупали бытовую химию, подгузники и т.д. Сейчас структура полностью восстановилась: категория "красота" продается очень хорошо, как и категория "Парфюмерия". Спрос постоянно растет, и мы возвращаемся к нашему довоенному ассортименту.


Какова доля рынка сети EVA сегодня и как она может измениться к концу года?

Это трудный вопрос, потому что никто никогда не оценивал нашу долю в целом на рынке. Компания Nielsen оценивает нашу долю только в структуре национальных сетей дрогери-магазинов. 2021 год мы закончили с отметкой 73%, сейчас наша доля — 77%.

Ситуация по регионам очень разная. Понятно, что магазины в Харькове отстают и на 20, и на 30% своих прошлогодних показателей, а вот на западе страны картина немного другая. Там магазины работают лучше, включая маленькие города, потому что туда переехало много внутренне перемещенных лиц.

Какие ключевые антикризисные решения помогли вам наладить работу компании в столь сложный период?

К чему-то мы были готовы, к чему-то совсем нет. Например, к такому коллапсу, случившемуся с логистикой, мы не готовились, поэтому основные наши действия были направлены на то, чтобы скорее выровнять эту проблему. 

766
Комментарий от Facebook